Latviski  По-русски
Публикации > Определение понятия «национальные меньшинства».

Эрик Трель
Магистр юридических наук
Докторант Латвийского университета

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОНЯТИЯ «НАЦИОНАЛЬНЫЕ МЕНЬШИНСТВА»

Вопрос о правах национальных меньшинств не теряет своей актуальности не только на территории постсоветского пространства, он достаточно злободневен и для развитых стран Западной Европы. Об этом могут свидетельствовать регулярные вспышки насилия и уличные беспорядки то и дело происходящие в бедных кварталах Европейских мегаполисов, где, как правило, и находятся места компактного проживания носителей иной культуры, языка, традиций, отличных от традиционного большинства, исторически сформировавшегося на этих территориях.

В работе юристов, практикующих в многонациональном обществе, зачастую возникает необходимость в точном определении понятия «национальные меньшинства». Установление наиболее точной и универсальной дефиниции данного термина обусловлено необходимостью определения круга предполагаемых субъектов, нуждающихся в юридической защите своих прав, а также предупреждения и предотвращения возможных субъективных и дискриминирующих трактовок термина, искажающих его суть, цели и задачи.

Наиболее значимое событие, оказавшее глубокое влияние на развитие прав национальных меньшинств, произошло 1 февраля 1995 года, когда Совет Европы принял Рамочную Конвенцию о защите национальных меньшинств. Несмотря на тот факт, что в Конвенцию включены важные для развития прав национальных меньшинств положения, она, к сожалению, не дает определение термину «национальные меньшинства». Странам, ратифицируя Конвенцию, предоставляется право дать свое определение понятию «национальные меньшинства».

Российская Федерация ратифицировала Конвенцию федеральным законом от 18 июня 1998 года, который не дает определение понятию «национальные меньшинства». Дефиницию термину «национальные меньшинства» находим в Конвенции об обеспечении прав лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, принятой Содружеством Независимых Государств 21 октября 1994 года. В Конвенции говорится, что, под лицами, принадлежащими к национальным меньшинствам, подразумеваются лица, постоянно проживающие на территории одной из сторон договора и имеющие ее гражданство, которые по своему этническому происхождению, языку, культуре, религии или традициям отличаются от основного населения данной Договаривающейся Стороны.

В свою очередь, Латвийская республика была единственной из вступивших в Европейский Союз в 2004 году стран, которая не ратифицировала Рамочную Конвенцию о защите национальных меньшинств. Данная Конвенция была ратифицирована только через год, 26 мая 2005 года, законом Латвийской республики «О Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств». В соответствии со статьей 2 данного Закона, национальными меньшинствами являются граждане Латвии, которые своей культурой, религией или языком отличаются от латышей, поколениями долго традиционно живут в Латвии, и считают себя принадлежащими к Латвийскому государству и обществу, хотят сохранить и развивать свою культуру, религию или язык.

Представители Латвийских негосударственных организаций, в числе которых и специалисты Латвийского Центра по правам человека считают это определение запутанным и противоречивым [16, 6].

По мнению представителей Центра, вопрос об определении понятия «национальные меньшинства» имеет громадное практическое значение, беря во внимание исторически сложившееся большое число неграждан, проживающих на территории Латвийской республики. По данным Управления по делам гражданства и миграции на 1 июля 2009 года на территории Латвийской республики проживало 351 435 неграждан.

Полагаю, что включение в дефиницию требования о наличии гражданства, как одного из составляющих данного понятия, является дискриминационным по отношению к лицам, не имеющим гражданства Латвии, но исторически проживающим на её территории, так как не защищает их права.

Требование наличия длительной взаимосвязи с государством, также ограничивает круг субъектов Конвенции, так как разделяет граждан на довоенных и их наследников и тех, кто получил гражданство путем натурализации.

Как справедливо отметили сотрудники Латвийского Центра по правам человека, до конца не ясно, какой промежуток времени имелся ввиду под фразой «поколениями долго традиционно живут в Латвии» [12, 6].

Не смотря на то, что в среде ученых нет единого и общепринятого мнения об определении понятия «национальные меньшинства», тем не менее, существует ряд общих характеристик, которые являются составными частями дефиниции. Это, во-первых, объективные признаки - численность и длительность проживания на данной территории, которые связывают субъектов группы на основе их национального или этнического происхождения, культуры, языка или религии. Во-вторых, субъективные признаки - самоидентификация, которая состоит из двух частей, а именно, из осознания индивидуумом того, что он принадлежит к национальному меньшинству, и оттого, что данная национальная группа принимает его в качестве своего [5, 14]. А. Смит называет также такие объективные признаки понятия «национальные меньшинства», как территория, язык, экономика, религия и даже психология [17].

При оценке объективных признаков С. Занковска - Одина предлагает исходить из того, что национальные меньшинства должны составлять менее, чем половину от населения страны [19, 29].

Тем не менее, я не поддерживаю использование количественного критерия в качестве основного компонента дефиниции. Необоснованность применения количественного критерия хорошо видна на примере политики апартеида в Южноафриканской республике, где в период с 1948 по 1994 год проводилась политика расовой сегрегации по отношению к коренному большинству.

Количественный критерий в полной мере невозможно использовать и в федеральном государстве [3, 75].

Исходя из сказанного, можно сделать вывод, что использование количественного критерия при определении принадлежности к национальным меньшинствам, является важным, но не определяющим. Таким образом, количественный критерий может быть использован только как дополняющий фактор, рассматриваемый в совокупности с другими.

С. Занковска – Одина указывает также на важность длительного проживания на данной территории (на протяжении одного или двух поколений) [19, 29]. Р. Кеснере также считает, что к национальным меньшинствам, могут быть причислены только те лица, которые сохранили в новой стране проживания свою религию, язык и традиции на протяжении нескольких поколений [15].

Г. Чаллианд относит к национальным меньшинствам только граждан конкретного государства [8, 6-7]. В. Эглитис в связи с этим отмечает, что осевшие в Европейских странах после окончания Второй мировой войны, лица не могут быть причислены к национальным меньшинствам [11, 83]. Эксперт по правам меньшинств Ж. Дешене также считает, что беженцы, неграждане, экономические мигранты, сезонные рабочие и прибывшие в страну иностранцы не являются национальными меньшинствами, их права регулируются другими международными документами [9].

Сказанное Ж. Дешене поддерживает и Г. Альфредссон, по мнению которого, эмигранты, которые добровольно поселились в стране, а также рабочие-мигранты, не могут претендовать на такую же защиту, как и меньшинства. Несмотря на то, что их экономическое положение может быть крайне тяжелым, они сделали свой свободный выбор, и поэтому должны принять как положительные, так и негативные последствия своего выбора [1, 23].

Впервые определение термину "меньшинство" было дано в 1923 году Секретариатом Лиги Наций, который к этническим меньшинствам причислил общность людей, которые отличаются от большинства населения страны своей этнической принадлежностью, языком или религией [10, 12].

К. Хенрард к национальным меньшинствам причисляет жителей страны, которые отличаются своими этническими, религиозными и лингвистическими особенностями, находятся в недоминирующем и численно меньшем состоянии, и которые хотят сохранить свою идентичность [14, 43]. Есть также мнение, что термин "меньшинство" применяется ко всем национальностям, которые отличаются от доминирующей [2, 84].

Ф. Капоторти, в отличии от К. Хенрарда, в своем определении вместо слова «жители» использует слово «граждане». По его мнению, национальные меньшинства - это совокупность граждан страны, которые имеют отличную от большинства граждан национальность, этнические, религиозные или лингвистические традиции и особенности, объединенные достаточно большим количеством лиц, чтобы обеспечить сохранение этих традиций и особенностей [7].

Ж. Дешене также как Ф. Капоторти, считает, что национальные меньшинства идентифицируются как группы граждан страны, которые находятся в численном меньшинстве и в недоминирующем положении, и имеют отличные от большинства этнические, религиозные и лингвистические особенности. Члены данных групп обладают чувством взаимной солидарности, которое определяется, хотя бы косвенным, коллективным желанием сохранить этнические, религиозные и лингвистические особенности, а также целью достигнуть на практике и законодательстве равенства с большинством [9].

П. Торнберри, в отличии от Ф. Капоторти и Ж. Дешене, в своем определении использует слово «жители». В его определении, национальные меньшинства это группы жителей, численно меньшие в сравнении с другими жителями государства, не находящееся в доминирующей позиции, члены которых имеют принадлежность к данной стране. Группы имеют отличные от большинства этнические, религиозные и лингвистические особенности, которые общими усилиями стремиться сохранить [18, 7].

О. Андришек, используя вместо слов «жители» и «граждане» понятие «группа лиц», предлагает следующее определение: меньшинство создается группой лиц, которые отличаются от остального населения этническими, религиозными и лингвистическими особенностями, культурными связями, численно меньшая и недоминирующая, которая выражает готовность, хотя бы косвенно, поддерживать и развивать особенности своего образа жизни [6, 60].

А. Эйде к субъектам дефиниции относит не только граждан, но и неграждан, признавая, что необходимость в защите для меньшинства может быть различной, в зависимости от времени проживания в данном государстве. По его мнению, меньшинством могут быть любые группы лиц, которые постоянно проживают в стране, по численности не превосходят половину населения страны и отличаются от остального населения этническими, религиозными и лингвистическими особенностями [12, 198].

Есть также мнение, что, прежде чем индивидуум становится членом общества или нации, у него уже имеется чувство общего происхождения, принадлежность к «своим» [13, 14]. В свою очередь, В. Тишков считает, что принадлежность к конкретному национальному меньшинству является культурным феноменом, существующим только в сознании индивидуума [4, 15- 43].

Беря во внимание все вышеизложенные мнения, предлагаю следующее определение понятию «национальные меньшинства»:

Национальные меньшинства это группы жителей страны, постоянно проживающих на данной территории, и отличающихся от остальной части населения своими этническими, культурными и лингвистическими особенностями, которые стремятся сохранять и развивать. Как правило, данные группы находятся в численном меньшинстве и в социальном плане в недоминирующем положении по отношению к основной части населения страны проживания.

В свою очередь из данного определения вытекает следующее – Лицо, принадлежащее к национальному меньшинству это житель страны, который идентифицирует себя как принадлежащего к конкретному национальному меньшинству, а другие члены данной группы, в свою очередь, принимают его в качестве своего.

Трудно не согласится с Г. Альфредссоном, который отметил, что если национальное меньшинство соответствует всем элементам определения, желание или нежелание правительства признать сам факт существования данной группы не является существенным. Обозначение группы другими названиями не является достаточным основанием для того, чтобы лишить национальное меньшинство права на защиту [5, 14].

Литература

1. Альфредсон Г. Права меньшинств: равенство и недискриминация. В: Ленинградская конференция по правам меньшинств. 2-4 июня 1991 г. Доклады и сообщения. Ленинград: Ленинградский Союз ученых, с. 12-35.

2. Брук С. Население мира: Этнодемографический справочник. Москва: Наука, 1986.

3. Карапетян Л. Федеративное государство и правовой статус народов. Москва: Манускрипт, 1996.

4. Тишков В. Идентичность и культурные границы. В: Идентичность и конфликт в постсоветских государствах: сборник статей. Под ред. Олкоттa М., Тишковa В., Малашенко А. Москва: Центр Карнеги, 1997, с. 15-43.

5. Alfredsons, G. Mazākumtiesības: starptautiskie standarti un uzraudzības procedūras. No: Mazākumtiesību rokasgrāmata. Cilvēktiesību Žurnāls. Nr.7/8, 1998, 11.-31.lpp.

6. Andrysek O. Report on the Definition of Minorities. In: Studie- en Informatiecentrum Mensenrechten (SIM). No.8, 1989. Amsterdam: Netherlands Institute of Human Rights.

7. Capotorti, F. Study on the Rights of Persons Belonging to Ethnic, Religious and Linguistic Minorities. New York: United Nations, 1991.

8. Challiand, G. Minority Peoples in the Age of Nation-States. London: Pluto Press, 1989.

9. Deschenes, J. Proposal Concerning a Definition of the Term “Minority”. New York: United Nations, 1985.

10. Dribins, L. Eiropas valstu minoritāšu tiesības: vēsture un mūsdienas. Rīga: Tiesiskās informācijas centrs, 1998.

11. Eglītis, V. Ievads konstitūcijas teorijā. Rīga: Latvijas Vēstnesis, 2006.

12. Eide, A. Minorities in a Decentralized Environment. In: International Conference on human rights Background Paper “Human Rights for Human Development”. Yalta: The United Nations Development Programme Regional Bureau for Europe and CIS, 1998.

13. Greenberg, Stanley B. Race and State in Capitalist Development: Comparative Perspectives. New York: Press, 1981.

14. Henrard K. The Interrelationship between Individual Human Rights, Minority Rights and the Right to Self-Determination and Its Importance for the Adequate Protection of Linguistic Minorities. The Global Review of Ethnopolitics. No.1, 2001.

15. Kesnere, R. Ko par valstisko minoritāti uzskata Eiropā. Latvijas Vēstnesis, 2005, 25.maijs.

16. Latvijas Cilvēktiesību centrs. Alternatīvais jeb "ēnu ziņojums" par Eiropas Padomes Vispārējās konvencijas par nacionālo minoritāšu aizsardzības īstenošanu Latvijā. Rīga: Latvijas Cilvēktiesību centrs, 2008.

17. Smith Anthony, D. The Ethnic Origins of Nations. Oxford: Blackwell, 1998.

18. Thornberry, P. International Law and the Rights of Minorities. Oxford: Clarendon Press, 1991.

19. Zankovska – Odiņa, S. Nacionālās minoritātes definīcija. No: Brands-Kehris, I., Kučs, A., Zankovska-Odiņa, S. Nacionālo minoritāšu konvencija – Eiropas pieredze Latvijā. Rīga: Latvijas Cilvēktiesību centrs, Latvijas Universitātes Juridiskās fakultātes Cilvēktiesību institūts, Eiropas Padomes Informācijas birojs, 2006, 27.-54.lpp.

© Эрик Трель, 2011 - 2020